Новый Торг Пскова: история и археология

Новый Торг Пскова: история и археология

Цикл публикаций в рамках выполнения проекта «Археология, власть, общество: сотрудничество для сохранения археологического наследия» познакомит читателей с результатами раскопок 2011–2013 гг. возле здания Псковского академического театра драмы на территории исторического Нового Торга Пскова.

Новый Торг Пскова – одна из величайших достопримечательностей города, скрытая от глаз современного человека. Всё, что мы знаем о нём, сохранилось на страницах исторических документов и в археологических напластованиях. Когда-то огромное богатое торжище, составлявшее предмет зависти соседей и обеспечивающее процветание региона, занимало обширное пространство меж стенами Среднего и Окольного города Пскова (между современными улицами Пушкина и Свердлова), с юга ограничивалось Трупеховской улицей (современный Октябрьский проспект), в северном направлении, возможно, ограничивалось Михайловской улицей (современной ул. Спегальского), а возможно – доходило почти до Псковы.

Торг был перенесён сюда от стен Довмонтова города по приказу Василия III в 1510-м – в год окончательного присоединения Пскова к Москве. «И даша место, где новый Торг ставити, за Средним городом, против Лужских ворот, за рвом, на Юшкове огороде Носухина, да на Григорьеве посадникове Кротове; да ... на Пустой улицы… а потому та улица пустая слыла, что меж огородов, а дворов на ней не было», сообщает псковская летопись. В 1778 году при общей перепланировке города главная торговая площадь была возвращена на прежнее мес­то.

По реконструкциям историков, на Новом Торгу было около 50-ти специализированных торговых рядов, включавших в себя более 1300 лавок. Здесь же находились таможенная изба, монетный, льняной, соляной и гос­тиные дворы. Писцовая книга XVI века перечисляет торговые ряды: сапожный, суконный, боб­ровный, скорнячный, шубный, овчинный, ветошный, колпашный, шапошный, рукавичный, москательный (немного упрощая, объясним это слово как «лакокрасочный»), щепетинный (щепетинные товары – мелочи для рукоделия), седельный, саадачный (саадак – чехол для лука, так же назывался и полный комплект снаряжения лучника), котельный, мыльный, сурожский (там продавали дорогие ткани, стеклянные, золотые и серебряные изделия), однорядочный (однорядка – однобортный кафтан), сермяжный, хлебный, мясной, иконный…

Перенос Торга на окраину, трудоёмкий и затратный, вызванный во многом страхом перед новыми подданными, выселенными из Среднего города на пустыри Окольного, дал толчок разрастанию торговых площадей, увеличению притока в город товаров и финансовых средств, привёл к стремительному расцвету Пскова в «московское время». Вспомним – в XVI веке Псков был третьим по численности населения и по размеру городом на Руси, иноземцы сравнивали его тогда с Римом и Парижем, называли самым укреплённым и выгодно расположенным городом Московского государства.

Раскопки 2011 года: от сомнений к открытиям

Археологические исследования участка Нового Торга Пскова начаты ещё в середине ХХ века, однако исследования в большинстве случаев оказывались сопряжёнными с немалыми сложнос­тями, не всегда позволявшими довести работы до конца.

В 2011 году археологичес­кие раскопки начались возле здания Псковского академического театра драмы – на месте нового корпуса. Раскоп, которым руководили Розалия Подгорная и Елена Салмина, получил название «Лужский» – по ближайшему историческому фортификационному объекту, Лужским воротам крепостной стены 1374/1375 гг., скрытым нынче в толще древних отложений.

Приступая к работам, мы, признаться, опасались обмануться в ожиданиях. Первый Лужский раскоп, проведённый в 1983–1984 годах перед строительством жилого здания на углу улиц Ленина и Пушкина, показал непоправимую перемешанность отложений и серьёзных выводов об истории участка сделать не позволил. На плане 1740 года пятно раскопа попадало на участок, показанный пус­тым…

Тем выразительнее оказались результаты работ. Во-первых, на большой площади были раскрыты остатки деревянных сооружений Нового Торга XVI–XVII веков. Во-вторых, на раскопе были зафиксированы прекрасно сохранившиеся участки стены 1374/1375 гг. и предстенного рва. Третьим открытием стало обнаружение отложений XII–XIII вв., сохранивших остатки первоначальной застройки и планировки участка.

Остатки регулярных деревянных сооружений, образующих единую систему, начали раскрываться практически сразу после механического снятия мусорных отложений ХХ века. Массивные брёвна были уложены на перпендикулярные подкладки таким образом, что вся конструкция образовывала единую сетку из прямоугольных ячеек. Размеры и качество брёвен сразу же навели на мысль о «коммунальном» характере сооружения, возведение которого могло быть только мероприятием общегородского, а никак не частного строительства.

Поскольку сохранились только нижние венцы лавок и клетей, раскрытая картина, в сущности, представляла собой «план» участка, занятого небольшими складскими и торговыми помещениями. Клетки-отсеки имели практически типовой размер. «Поперечник» клетки в среднем составлял 1,8 м, «длинник» – 2,35 м, что соотносится с древними единицами измерения – маховая сажень (расстояние между кончиками средних пальцев двух рук в размах) и косая сажень (расстояние от большого пальца ноги до конца пальцев вытянутой вверх противоположной руки). Такая стандартизация размеров рыночных сооружений известна для московского Торга XVII в., с той, правда, разницей, что столичные лавки и клети имели почти вдвое больший размер. Процесс устройства Нового Торга известен по документам для Новгорода, где в 1507–1508 гг. великий князь Василий III Иванович повелел боярину Василию Бобру «урядити в Новгороде торги и ряды и улицы размерети по московскы», что тот и исполнил: «ряды торговые переведе по своему обычаю не яко преж­де было».

С северной стороны ряд построек был ограничен деревянной мостовой шириной почти 9 мет­ров. Покрытие составлено плахами, уложенными плотно, практически без зазора, на массивные брёвна-лаги. В слое под мостовой собрано несколько сотен тысяч (!) коровьих челюстей. Эти плоские кости были использованы, подобно гравию, для подсыпки при мощении. Скорее всего, использовались не отходы мясных лавок (как предполагал при раскопках 1955 года Г.П. Гроздилов), а отходы торговли готовыми продуктами питания, например, в харчевнях. Сырые кости, безусловно, создавали бы большие сложности санитарно-гигиенического характера, чем проваренные.

Похоже, что сам процесс возведения новых торговых рядов был довольно бурным. В замощениях и клетях нижнего горизонта присутствует множество деревянных деталей во вторичном использовании (судовые детали, станина ткацкого станка, собственно строительные детали «в повторной сборке»). В этом можно видеть материальное выражение «имущественного не­устройства» при событиях, сопутствовавших подчинению Пскова Москве: последствия переноса сооружений Торга и повторной сборки на новом месте, использование деталей сооружений, разрушенных при выселении и внутригородском переселении горожан…

Елена Салмина. Фото автора


Количество показов 11433

номер 288 от 13.12.2013
Комментарии
Оставить свой комментарий*
Защита от автоматических сообщений
номер 288 от 13.12.2013
скачать в pdf
Календарь
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31