Новый Торг Пскова: история и археология

Новый Торг Пскова: история и археология

Цикл публикаций в рамках выполнения проекта «Археология, власть, общество: сотрудничество для сохранения археологического наследия» продолжает знакомить читателей с результатами раскопок 2011–2013 гг. возле здания Псковского академического театра драмы на территории исторического Нового Торга Пскова.

А что вы тут ищете?

Впечатляющие сооружения псковского Нового Торга, о которых мы рассказали в первой час­ти статьи, представляли собой клети-кладовые, лавки, мощёные проходы между торговыми рядами. До археологов, разумеется, дошли только остатки этих сооружений – нижние, «приземные» их части, которые затянуло мокрой уличной грязью XVI–XVIII веков. Эта же «мокрая грязь» поглотила и множество вещей, которые и стали находками в раскопах XXI века.

Археологам редко доводится находить в городском культурном слое «не-мусор» и «не-потери». Кладов ведь посреди улицы не закапывали. Дорогие, эффектные вещи попадали в культурные отложения в результате бедствий, например, пожаров. Так, в нашем раскопе на Новом Торгу найдены покрытые толстым слоем окалины бронзовая нагрудная икона и крест-энколпион с сохранившейся внутри кипарисовой щепочкой-реликвией. Скорее всего, эти находки связаны с одним из пожаров, в котором пострадала церковь святой Ксении, стоявшая на Новом Торгу. Большинство же вещей, попавших нынче в руки археологов, большой ценности для псковича не представляли. Сломалась – не жаль было и бросить, потерялась – не стоит и искать.

Однако вещицы, казавшиеся мусором в древности, для современного человека представляют значительный интерес. Многое из того, что казалось обыденным для псковича XVII века, в наше время вызывает восторг и удивление, а иногда заставляет задуматься над предназначением найденной вещи. Археологи, как правило, ничего конкретного специально не ищут – исследуют представшую перед ними реальность такой, какая она есть.


И что же тут можно найти?

Состав коллекции находок с территории торгового ряда в целом говорит об отсутствии здесь заметных следов ведения традиционного домашнего хозяйства – количество предметов печной керамики, домашней утвари и инвентаря необычайно мало в сравнении с традиционно большим количеством подобных находок из слоя позднесредневековой городской застройки.

Буквально с первых пластов обращали на себя внимание преобладающие малые размеры многочисленных находок. «Коммунальное» пространство Торга могло содержаться в порядке, относительно регулярно убираться – возможно, именно с этим связано отсутствие сравнительно крупных находок при насыщенности слоя мелкими артефактами: бусами, пуговицами, печатями, монетами и т.п., а также мелким бронзовым ломом, находки которого исчисляются сотнями. Было высказано предположение, что скопления бронзового лома могут быть связаны с деятельностью Монетного двора, местоположение которого не установлено точно. Однако, скорее всего, эти многочисленные обрезки бронзовых и латунных пластин, обломки бронзовых сосудов, заклёпки связаны с обнаруженной в том же раскопе слесарной мастерской.

Общественный, открытый характер использования территории подчеркивают находки игральных бабок, костяных коньков, обрывков обуви, сумок, ножен. Самой любимой находкой за три года работы оставалась, пожалуй, медная монета с обточенным заострённым краем, обнаруженная между плахами мостовой. Сознавая недоказуемость такой интерпретации, мы предположили, что это «инструмент» вора-карманника. Помните, как Шарапов вспоминает обстоятельства задержания Кости Сапрыкина-Кирпича? «…И только сейчас мне пришло в голову, что монета, которую бросил на пол Кирпич, это «писка» – пятак, заострённый с одной стороны, как бритва».

Многое из найденного на территории торговых рядов связано с их вполне конкретной специализацией. Археологам было непрос­то отвечать на закономерные вопросы о находках в первые дни работы раскопа: это же рынок – где же монеты, где же импортные вещи? И почему так многочисленны здесь ножи, оселки (точильные бруски), деревянные крючья и странные, заострённые с двух концов палочки-прутья?

Писцовая книга, составленная в 1585–1587 гг. писцами Григорием Ивановичем Мещаниновым-Морозовым и Иваном Васильевичем Дровниным, даёт материалы для интерпретации найденных объектов. Согласно историчес­кой топографии Пскова, раскоп попадает практически на границу Среднего и Окольного города. Ближайшим фортификационным объектом являются Лужские ворота, неоднократно упоминающиеся в писцовой книге в качестве важного ориентира, свободный проход в этой локации показан на историческом плане Пскова 1740 г. Открытая нами мостовая ведёт от этих ворот вглубь Нового Торга.

Наиболее вероятным нам кажется соотнесение сооружений, открытых в раскопе, с Мясным Полонисским рядом, тянувшимся «отъ Середнево города от Луцкихъ воротъ…< идучи> къ Болшому ряду к Гостинымъ дворомъ на правой стороне», и «отъ Середнева города <идучи> къ Оксинье святой, по левой стороне» (так охарактеризованы правая и левая стороны одного ряда).

В таком случае здесь нам оставили следы «анбар Михаила Иванова сына Деткова, живёт в Середнем городе, …место пустое лавочное Ивановское Полуехтова,.. лавка с полки Ивана Иванова сына Инкина... две лавки Фетка Павлова, сына Меделина… лавка Юшки Ондреева ямщика…». Всего в тексте писцовой книги перечислены 53 владельца 56-ти амбаров и лавок в Мясном ряду.

Вспомним, что Мясным рядом считал открытый им комплекс сооружений и Георгий Петрович Гроздилов. Действительно, Мясных рядов на Новом Торгу названо два, «Запсковский» и «Полонисский». А к тому, что при раскопках в 1955 и в 2011–2012 годах открыты именно они, мы приходим, анализируя некоторые детали описания в писцовой книге. Дело в том, что две открытые в раскопах мощёные магистрали связывают два небольших мощёных проулка. А для торговых рядов в районе Лужских ворот в писцовой книге только в одном случае упомянуты два переулка, разделяющих ряд: только Мясной Запсковский ряд пересекают одновременно переулок «между лавок Марка Михайлова и Марка Иванова», и переулок «у лавки Панкратка Иванова».

* * *

Новый Торг Пскова существовал четверть тысячелетия. За это время «лавочные и анбарные места» не раз меняли владельцев, и, конечно же, археологи ни в коем случае не связывают всерьёз конкретные срубы с конкретными персонажами исторических источников. Но всё-таки бывает приятно осознавать, что мы знаем имена хотя бы некоторых людей, спешивших по этой мостовой по своим делам...

Елена Салмина


Количество показов 6924

номер 290 от 20.12.2013
Комментарии
Оставить свой комментарий*
Защита от автоматических сообщений
номер 290 от 20.12.2013
скачать в pdf
Календарь
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31